История развития дистанции

Как закалялась сталь

или

Героям здесь не место


  • Период соревнований

    2004 - 2016

  • Требования к командам

    от 3 до 6 человек плюс представитель
  • Правила

    От правил ТПМ до "Правил проведения "УРАЛСПАС" (специальная часть)
  • Требования к участникам

    Первоначально допускались только аттестованные спасатели, теперь требование - старше 15 лет, без медицинских противопоказаний. Обязательно наличие страховки и отказа от претензий

Места проведения прошлых дистанций


Некоторые воспоминания о развитии концепции соревнований и проекта УРАЛСПАС в целом. Здесь не описаны все соревнования, а только основные вехи, которые оказали прямое влияние на развитие и становление текущей формы дистанций. Рекомендуется к прочтению не участвовавшими ранее лицами для понимания уровня ожидающих на дистанции сложностей. Для наилучших результатов рекомендовал бы провести штабные игры с выложенными на сайте картами дистанций и приказами, а также ознакомиться с разбором действий команд хотя бы на УРАЛСПАС-2016 (осень).

2004 год. Первоуральск-Ревда-СУМЗ-полигон МЧС

В 2004-м году меня попросили поставить дистанцию для соревнований спасателей. В задании было два шикарных нюанса. Первое, до начала соревнований оставалось 2 дня. Второе, всё должно было происходить на известном до последнего муравья полигоне МЧС под Первоуральском. Идея мне крайне понравилась. Временной цейтнот давал шанс проверить свои способности к постановке дистанции по карте без выхода на маршрут. Открытое задание позволяло поиграть при подготовке легенды и заданий. Отсутствие помощников хоть и ограничивало в свежих идеях, зато избавляло от поучений молодых людей из серии «я уже второй год занимаюсь туризмом, и вы всё делаете неправильно», за что хотелось подвергнуть остракизму и желательно прямо ногами по голове. Признаюсь, к тому времени я уже с крайним скептицизмом относился к соревнованиям по горному туризму и по многоборью спасателей. Этапы были настолько вылизаны, что некоторые команды приезжали на соревнования сразу с готовыми протестами на решения судейской коллегии ещё до старта соревнований. Результаты на финише отличались на считанные баллы, что приводило к жутким срачам на итоговых судейских. Борьба команд за призовые места, на мой взгляд, перешла в борьбу представителей и капитанов кто громче кричит. Помню два вопиющих случая. На чемпионате России среди детских команд по «Школе безопасности» представитель одной из московских команд кричала на объясняющего на судейской правила прохождения этапа судью. - Вы совершенно не знаете руководящих документов! Вот смотрите, что написано в методичке Теплоухова. Почему вы рекомендуете прохождение этапа с отклонениями от правил. - Да, что же это такое… Я – Теплоухов. Я - устало сказал Виталий, который полностью ставил короткую, благо дистанция стартовала буквально в километре от его дома. Вторая история ещё веселее. Некая команда подала протест на постановку дистанции и успешно отспорила баллы на основании того, что в описании дистанции было указано расстояние между опорами 12 метров, а по факту они намерили 12,40 и им «не хватило» длины веревки для натяжения переправы. В целом, на тот момент у меня сложилось мнение, что соревнования перестали выполнять свою функцию обучения спасению пострадавших и преодолению препятствий. А всё свелось к тому, кто быстрее замуфтует карабин и точнее вымерит веревки перед стартом, чтобы шустро делать и снимать навеску. Все этапы были стандартизированы. На каждой судейской описывалось - этот этап проходим по ТПМ, этот по спелеоправилам, этот по альпинистским, этот ещё как-нибудь. Кто в реальных условиях сообщит за сутки до препятствия его размеры и конфигурацию командам спасателей или туристов было для меня секретом. Получив на постановку карт-бланш и пользуясь общим цейтнотом, удалось ввести два новых фактора в соревнования и выдать описание дистанции без лишних подробностей и легенду с подробностями. Первое нововведение – на старте команды получали карту с неизвестным масштабом. Вторую карту получали уже на дистанции другого формата и масштаба. Оба листа были напечатаны на принтере и частично перекрывали друг друга. Второй лист был сориентирован по вертикали примерно на зюйд-вест. Получилось так достаточно случайно, ну не было картографического материала под рукой. Зато точно соответствовало частой практике в реальных работах. На границе карт было поставлено промежуточное КП с совершенно формальным заданием. Целью КП было дать командам возможность не спеша сориентироваться и вычислить фактический масштаб исходя из пройденного пути. Результат превзошёл все ожидания. Мастера спорта по туризму, добравшись до границы первой карты, брали поставленное КП и, весело улыбаясь, убегали, позванивая карабинчиками в противоположную от следующей точки назначения сторону. Выглядело это феерично и доставило мне много приятных минут. Другие призеры чемпионатов России доказывали, что на указанном на карте месте этапа нет. При этом, по описанию было ясно как божий день, что они промазали на 5 километров и просто не заметили судью этапа. Здоровые парни, что сказать. Ну и так далее. Вторая засада ждала команды на самом дальнем этапе. Судья, весело улыбаясь, спрашивал, а кого ищем то? На удивленные возгласы, из серии «что это за игры» им напоминали. Дескать, вообще-то, вы тут по легенде спасатели и ищете пропавшего человека. Так вот, вы ведь не станете всех попавшихся в лесу по дороге тащить в лагерь. Вы же спасатели, а не милиция. Вдруг это просто грибник или охотник какой. Итак, кого вы ищете, назовите, пожалуйста, имя и особые приметы. Чем дольше думаете, тем больше штраф. Хотя звали пострадавшего нарочито странно (Бедретдинов Насрулло Ибабулаевич) и примет у него особых было полно, сразу выполнить задание смогли только две команды. Одна догадалась выйти по рации на связь с лагерем, а вторая была явным аутсайдером и её уже предупредили предыдущие участники. После ответа на вопрос, последний прибегавший к этапу игрок команды объявлялся пострадавшим. Как правило, это оказывался самый большой участник. За шесть часов от старта до финиша первой команды судейская коллегия смогла ознакомиться с описанием дистанции и пришла в ужас. Меня пугали огромным количеством протестов и так далее. Однако, благодаря тому, что разброс итоговых баллов был значительно больше обычного, протестов поступило на удивление мало. Всего от двух из 14 команд. Судейская была из заслуженных туристов и спасателей и внимательно протесты рассмотрела и удовлетворила. В результате поменялся победитель. На мой взгляд, незаслуженно. По совершенно формальным признакам громкой глотки капитана одной из команд и хуцпы представителя другой, выступавшая в общем зачёте и показавшая лучшее время команда девушек спустилась с первого места на третье. Для себя я сделал заметку, если пригласят ставить дистанцию ещё раз, сделать так, чтобы никаких шансов у крикунов не было. И обязательно включить в положение запрет на подачу протестов на действия другой команды. Разрешить протестовать только на судейские ошибки. И попросить отправить заслуженных авторитетов в ранг почетных гостей, чтобы не грузить их работой. А в судейскую включить побольше практиков и поменьше спортсменов.

2005 год. Озеро Исеть – Изенгард – Барад-Дум – ЛЭП

В этот раз соревнования проводились в месте, которое не знал никто. Саша Штин сумел в 30 километрах от города найти участок леса два на два километра ограниченный дорогами и озером Исеть. Близлежащие к нему районы были крайне популярны у свердловских туристов благодаря наличию отличных скал. И именно по этой причине, в эту часть леса никто никогда не ходил. На территории учений расположились несколько квартальных просек, речка, горки и даже парочка скалок. Команды на дистанции отрабатывали первую медицинскую помощь, поиск, ориентирование, веревочную технику и сплав по реке и озеру. Осознав, что участок мал, а выносить этапы за дорогу небезопасно для участников, было принято решение поставить по-настоящему нелинейную дистанцию. В итоге, впервые использовали следующие нововведения: A - общий одновременный старт команд, B - разрешение командам делиться для выполнения заданий, C - запретить в целях безопасности перемещаться по одному между этапами, D - для большей реалистичности ввести правило, согласно которого команда, пришедшая на этап, обязана на нем работать, E - исходя из принципа гуманности, запретить оставлять найденного пострадавшего без присмотра хотя бы одного из членов команды за исключением случаев доставки его в указанный условиями лагерь медицинской помощи или место эвакуации, F - ввести понятие дополнительного базового лагеря, куда будет доставлена часть снаряжения команды. Из этих вполне логичных и приближающих происходящее к реальным работам пунктов вытекали некоторые неочевидные последствия. С ними участники познакомились уже после старта. На предыдущих соревнованиях некоторые команды из числа профессиональных спасателей жаловались, что в перечень этапов включен такой пункт как вязание носилок из подручных средств. Они вполне обоснованно заявляли, раз вы за реализм, то давайте делать всё реально. В жизни спасатели приезжают на спасработы со своими носилками. Таки да, немедленно согласились мы. На дистанции пришлось по 6 пострадавших на команду и никаких ограничений по использованию командами штатных носилок. И вообще любых носилок. Требование было только одно – переноска должна быть безопасна и комфортна для пострадавших. Перед предстартовой судейской с умилением смотрел на команды, тщательно переписывающие имена и особые приметы пострадавших. Помнят!!! Учатся! Судей на этапы катастрофически не хватало. В итоге пришлось успевать везде. А именно, на самый первый этап, который находился в одном кабельтовом по прямой от лагеря я пошел сам. Этап представлял из себя большой одинокий тополь, росший около тропинки. По условиям дистанции это были координаты, по которым с самолета сбросили вымпелы с картами и заданием на поиск. Команды должны были прийти на этап никак не позднее чем через 10 минут после старта. Пропустить этап было нельзя, поскольку карту и информацию больше получить было неоткуда. На этап я отправился не один. На дальние технические этапы на скалках, куда по моим расчетам команды никак не смогут прийти раньше чем через несколько часов, на один должен был уйти Сергей Палыч Ефимов с девушкой-фельдшером, а на другой я с собакой. Поэтому за десять минут до старта мы все дружно встали под тополем и стали ждать. Сначала хотели развесить вымпелы прямо на дереве и уйти, но после решили, не издеваться над участниками прямо начиная с первого этапа, а подождать. Через десять минут в лагере взлетела ракета и завыла сирена. Донёсся шум голосов и топот ног. Мы приготовились к работе. Никто не пришёл. Прождав десять минут, повесили фонарик повыше на дерево, дабы было заметнее место. Ещё через двадцать минут включили фонарики в режим стробоскопа. Временами по сторонам из травы и кустов доносилось тихое позвякивание и топот ног. Время шло. Я начал волноваться. Факт того, что по прямой можно идти 180 метров дольше нескольких минут меня удивлял. Первая команда подошла к нам на сороковой минуте. Последняя - пришла за картой через час пятнадцать после старта. Команды поняли пункт про одновременный старт команд. На судейской всем участникам подробно объяснили, что они могут считать себя спасательным подразделением на дежурстве. Как только поступит звонок о ЧС от оперативного дежурного, следует приступить к работам. О том, что звонок может поступить в любое время после окончания судейской, догадались не все. В час ночи был внезапно дан старт соревнований. Кому-то пришлось проснуться, кому-то закрутить бутылки с газировкой. Это было первое следствие новых правил. Ночной поиск на соревнованиях спасателей или по туризму, как правило, даже легче дневного в части ориентирования. Можно просто идти на костер и не сильно затруднять себя азимутами. Так считало большинство команд. Очень скоро они поняли, как глубоко ошибались. Дело в том, что днём в лесу происходило эпическое сражение. Светлые воина Эарендила пытались взять твердыню Барад-Дума, а полчища орков Сарумана перехватывали лазутчиков объединенного войска Баралгина. На ночь войска выставили дозоры и уселись отдыхать и пить эль и эльфийский здравур. В общем, по лесу горело два десятка костров ролевиков, проводивших здесь свои игрища. Ищущие пострадавших из упавшего самолета спасатели впадали в ступор, вылетая на народец в латах и кольчугах с разными орудиями убийства в руках. Толкиенисты же в свою очередь осознали, что есть вещи и пострашнее Балронга, когда к твоему костру вываливается толпа здоровых мужиков с носилками, по виду ни разу не пацифистов и обвешанных непонятным, но явно опасным железом и веревками. Некоторые команды пытались вести экстренный допрос пленных, подозревая здесь очередную мою шутку. К счастью, в итоге все обошлось без драк. Хотя, едких слов было сказано с обеих сторон не мало. Через какое-то время, устав от постоянных побудок, жители Средиземья, догадались, что комары летят на свет и загасили нафиг свои костры, а спасатели достали компасы и начали ходить по азимуту. Получив задания, команды стали делиться на поисковые группы. Кто-то на две группы по три, кто-то на три по два человека. Группы разбегались по координатам и частенько влипали в засаду. Дело в том, что по карте местности казалось, что проще всего выполнить задание в чаще, потом второе и забрать пострадавшего, после чего вернуться по тропе. На тропах команд ждал сюрприз. На двух перекрестках лежали пострадавшие, которых нельзя было по условиям оставлять без присмотра. Поскольку нам не хватало не только судей, но и средств, пострадавшими являлись бревна весом от 40 до 90 килограмм. Единственное требование было – на одном этапе вес пострадавших одинаковый. Каждое бревно было подписано для облегчения окончательного подсчета баллов. Все команды кроме одной так или иначе нарвались на этих пострадавших и дальше в зависимости от везения ситуация развивалась по-разному. В некоторых случаях, группа из двух человек никак не могла тащить на носилках два бревна сразу. И оставалась сидеть, иногда долго, если не имела связи с другой группой. В некоторых группа из трех тоже не могла тащить два бревна, поэтому она оставляла одного присматривать за пострадавшим и уносила второго. С одной командой получился смертельный номер. Три человека с носилками с пострадавшим выскочили ещё на одного пострадавшего. В итоге оставили одного сидеть с ними, а сами побежали за помощью. Связи с другой частью команды у них не было. По пути за помощью эта парочка налетела на этап, где первый пришедший из команды объявлялся пострадавшим сам и прилипала намертво. Кстати, та команда, которая не нарвалась на эту засаду - просто заблудилась. Пока народ таскал лесоматериал, мы с Палычем и его напарницей дошли до точки назначения. Наши этапы находились на склоне горки в восьмидесяти метрах друг от друга. Между этапами был небольшой перегиб. На этапе Серёги первый пришедший объявлялся пострадавшим и отдавался на растерзание фельдшера. Идея была в том, что если команда с моего этапа отправит двух человек на осмотр склона, она имеет возможность застрять на этапе Палыча, поскольку те вернуться не смогут. Сначала поставили мой этап, натянули страховку, разожгли костер, уложили спать собаку около костра. Потом пошли ставить скалки и траверс Палычу. Поставили и сели поговорить. Уговорили одну фляжку, время идёт, скоро и команды появятся, я пошел к себе на этап. Первую минуту я шел спокойно, вторую рассуждал на тему насколько дальше кажется дорога ночью и без фонарика, третью минуту тому, что мой костер, которому давно пора погаснуть так ярко горит. На исходе третьей минуты я стоял у костра, а на меня удивленно смотрели Сергей Палыч с девушкой. Посмеявшись и ещё немного поговорив и закусив, мы пошли к моему этапу уже вдвоем, оставив барышню у костра. - Смотри-ка – сказал Палыч, - У тебя уже какая-то команда пришла – вон силуэт какой-то на костёр котелок ставит. У костра удивленно смотрела на нас и всем своим видом намекала, что фляжки нам больше не дадут, напарница Палыча. Мы ржали как ненормальные. Два спасателя первого класса не могут пройти по прямой восемьдесят метров. - Можно было бы собаке команду «ГОЛОС» дать, и по звуку выйти, но она же у тебя принципиально не лает – задумчиво произнес Серёга. Будучи отягощёнными высшим инженерным образованием, мы придумали алгоритм для данной ситуации. Разожгли костер поярче и вместе стали отходить до зоны видимости пламени в направлении предположительного нахождения этапа. Там я оставил Ефимова и, ориентируя по нему направление, продолжил поиск. На третьем шаге я наступил на собаку, удивлённо наблюдавшую за нашими эволюциями. Костёр пришлось разводить заново. Ещё через пару часов появилась первая команда. Первая команда финишировала через десять с половиной часов после старта. Но, увы, пропустила один этап и вылетела из зачета. Последняя команда финишировала через 9 часов после лидера. Новая система подсчета баллов оправдала себя. По итогам подсчета разрыв между командами с учетом штрафного времени был не меньше 40 минут. Это был прорыв. Начиная со следующих соревнований, удалось внедрить негласный принцип – Протесты принимаются, но не удовлетворяются. Что характерно, никто не протестовал. Для себя была поставлена на следующий год задача - избавиться от штрафных баллов и судейских ошибок. Введенные новации, а особенно нелинейность дистанции решили сохранить и развивать.
Судьба многих талантливых людей, включая Пушкина, учит нас тому, что талантливому человеку для начала нужно научиться стрелять
Рагнар Лондброк

2006 год. Город Заречный – Река Пышма – карьер – Белоярская АЭС

Это получались юбилейные XX соревнования. Провести хотелось максимально круто и нетривиально. По итогам прошедших уже дистанций появилось много новых наработок. Периодическое участие в сторонних соревнованиях различного уровня окончательно убедило в необходимости срочно менять правила проведения. Не вполне разумно, когда на обсуждении каждого технического этапа куча народа размахивает различными методичками и наставлениями и спорит как технически правильно и безопасно выполнять то или иное действие. Всё это производило крайне удручающее впечатление и порождало неизбежные судейские ошибки и последующие протесты. Александр Штин предложил не тратить зиму попусту и написать правила проведения соревнований «Уралспас», чтобы раз и навсегда пресечь аналогичные споры на корню, хотя бы при проведении наших дистанций. Я предложил усложнить задачу, упереться и выработать простой фундаментальный закон. Как закон всемирного тяготения, который не формулируется отдельно для яблока, а отдельно для перышка. Таким по нашему представлению должно было в итоге получиться правило для определения соответствия применяемых методов страховки ко всем ситуациям, независимо от контекста. Работа над Правилами продолжалась почти год. Золотым зерном и краеугольным камнем стала формулировка: «Страховочной веревкой считается судейская, либо командная веревка: - не нагруженная ни кем и ни чем (в т.ч. и не удерживаемая другим участником или подвешенным к веревке грузом любого веса); - нагруженная только весом участника (без дополнительного груза), но при этом (под нагрузкой участника без дополнительного груза) не имеющая прямого контакта с естественным или искусственным препятствием кроме точек страховки.» После чего мы закрыли все обсуждения о том, как организовывать страховку при работе на высоте. Не то чтобы совсем закрыли. Закрыты были споры с судьями по правилам организации страховки и допустимым методам прохождения препятствий. Совершенно точно повысилась безопасность за счет простоты формулировки. Но применимость правила пришлось долго внедрять в сознание различными административными методами. Внезапно, проводимые по организации страховки семинары показали, что большинство не помнит учебник по физике за 6 класс. Абсолютное большинство туристов, например, считает, что если через блок висит веревка и на одном ее конце висит человек весом 80 килограмм, а на другом груз весом 80 килограмм, то нагрузка на веревку составит 160 килограмм (без учета усилий на перегибе блока). Тут без комментариев. Отдельный раздел правил описывал допустимое к применению снаряжение. Тут Саша проделал просто грандиозную работу. Лично меня хватило на разработку правил только в части страховки на высоте, ну и на некоторую общую критику. Большую часть специального раздела правил я только прочитал, а общую даже и не прочитал толком. В целом, к юбилейным соревнованиям мы подошли во всеоружии. Возник вопрос, какое новшество сделать изюминкой планирующихся соревнований. Всё опробованное в прошлые годы требовало дальнейшей разработки и внедрения. Имеющихся фишек уже вполне хватало. Но хотелось к юбилею подготовить ещё и что-нибудь нетривиальное. Притом в условиях внедрения новых Правил проведения не хотелось ещё больше нагружать команды техническими новшествами. Итоговое решение пришло внезапно - Мы проводим соревнования в городской черте! Хотелось помимо традиционных задач как минимум задействовать горную реку и техногенные этапы. Соревнования решили проводить в городе Заречный Свердловской области. Там природой и людьми было приготовлено всё необходимое для зрелищных и технически интересных этапов. Водохранилище, АЭС на берегу водохранилища, каменный карьер, лес, плотина со сливом, огромная скала над плотиной. Те этапы, которые не смогли поставить на реальных объектах решили организовать с помощью подручных средств в зоне базового лагеря. Когда пошла разработка, стало ясно, что это будет очень и очень круто. Базовый лагерь на территории прибрежного развлекательного комплекса. Выставка спасательной техники для горожан и гостей соревнований. Даже удалось организовать питание и проживание для приглашенных гостей и собрать почти весь цвет Свердловской КСС старых времён. В плане информационного обеспечения проекта и улучшения навыков взаимодействия с администрациями территорий проведений соревнований это был огромный шаг вперёд. Команд тоже ждали некоторые новшества и сюрпризы. Но первые неожиданности достались организаторам. За два дня до старта я пребывал в крайне благодушном настроении. Дистанция поставлена, приказы напечатаны, судей полно – благодать. За 28 часов до старта дистанция сгорела. Ну как сгорела, я бы сказал - внезапно кончилась. Планировалось, что команды дружно стартуют часов в 11 вечера, уйдут в лесную зону. И там занимаясь ориентированием и работая по легендам заданий, примерно к 9 утра выйдут к скале и к плотине. После чего, отработав примерно по паре часов на скалах и на акватории, вернутся в лагерь. В лагере к этому времени откроется десяток техногенных этапов и соберутся благодарные зрители. Теперь же получилось, что по территории, на которой спасатели должны были провести 8-10 интереснейших часов своей жизни, прошёл низовой пожар. Сгорели границы этапов, выгорела вся трава и кустарник. Передвигаться по пепелищу стало реально невозможно и небезопасно. Я со студентами с трудом успел вывести машины и большую часть заложенных пострадавших. Пришлось в экстренном порядке, прямо с ровного места переставлять этапы, менять логику, диктовать координаты по рации для внесения изменений в приказы и так далее. Последние приказы для отдаленных этапов допечатывались уже после старта команд. Это было крайне напряженно. К счастью, в итоге всё получилось. Даже нигде не запутались с логикой маршрута. Чему сами искренне удивились. Все-таки переставить два десятка этапов в онлайн-режиме не вполне тривиальное занятие. Да ещё при этом, чтобы всё укладывалось в логику. В итоге, лично я соревнования так и не посмотрел. Сперва ставил дистанцию, после был стеклянный от усталости, потом спал как убитый. Помимо проведения соревнований в городской черте нами было подготовлено ещё немного засад для участников: 1 – данные о координатах помимо того, что как обычно использовались все возможные варианты (как то – азимут, пеленг, квадрат, географические координаты и т.д.) давались с несколькими особенностями, которые невнимательным командам сильно подпортили карму. Многие забывают, что помимо Пулково-42 и WGS-84 существуют и другие варианты указания координат. Некоторые при этом широко используются и системой КОСПАССАРСАТ и другими службами. Под каждыми координатами указывалась система. Некоторые не обращали внимания и искали пострадавших на удалении до 100 метров от требуемой точки. В одном случае для смеха мы указали так, что забывшие перевести координаты в местную сетку вообще попадали за границы полигона или на акваторию в запретную для плавания и нахождения зону. 2 – одного из участников запеленговали по телефону. В этой точке особо старательная команда могла найти как раз телефон, но отнюдь не самого участника. И его путь было необходимо приблизительно вычислить. 3 – одного из пострадавших вообще не было в месте, где его запеленговали. Как командам сообщили позже, он вышел из леса самостоятельно. 4 – для имитации работы в задымленных помещениях команды работали в противогазах с заклеенными глазницами . 5 – в полном костюме химзащиты ловили живых куриц в ограниченном пространстве обтянутом прозрачной пленкой. Этот этап пользовался наибольшей популярностью у зрителей. 6 – на воде были поставлены строительные леса, в которых отрабатывали одновременно три операции работу на плаву, работу на высоте, работу в химзащите, работу в дыму. 7 – в качестве «пострадавших» использовались специально сшитые под проект длинные мешки с песком и листьями. На каждом мешке был номер этапа, а внутри лежала тонкая деревянная рейка, о наличии которой команды не предупреждали. При доставке пострадавших в пункт оказания медицинской помощи мешок проверяли, если рейка оказывалась треснутой или сломанной считалось, что пострадавший погиб в результате негуманной транспортировки. 8 – было введено принципиальное новшество в проведение соревнований. Помимо 6-ти членов команды, работающих на дистанции, была введена обязательная должность «оперативного дежурного» - представителя команды. Задачей представителя было получать из штаба текущую и внеплановую информацию, руководить передвижением команды и поддерживать с ней связь. В общем, проводить всю необходимую штабную работу по руководству деятельностью спасательного подразделения. Грамотная работа представителя обеспечивала эффективное спасение пострадавших и успех работы всей команды. Надо сказать, большинство команд серьезно подошли к вопросу выбора представителя. В штабной палатке в составе представителей было два заслуженных спасателя России, два спасателя международного класса и несколько мастеров спорта по туристскому многоборью и ориентированию. Сложность и важность своей задачи представители осознали в первые же секунды после старта, когда им транслировали запись звонка поступившего на коммутатор 112. Звонивший рассказывал, что с ними произошло, в каком месте, давал координаты с имеющегося при себе навигатора…. на английском языке. Языка не знал никто из представителей. Перевод от постановщиков поступил в распоряжение команд только через полчаса. Некоторые команды сразу смогли получить небольшое, но преимущество. Вообще-то практически никто. Представитель одной из команд догадался записать всё на диктофон и через 15 минут вычленил из речи группы цифр, разумно предположив, что это координаты и отправил команду по ним. По общим итогам дистанции соревнований все команды были счастливы. Общий призовой фонд составил круглую сумму. Никто не ушел без подарка. Особенно радовались победители. Предыдущие годы им фатально не везло на наших дистанциях, невзирая на завоеванные ранее титулы, в том числе и чемпионов России. В итоге они получили на память Кубок, призы (катамаран, палатки, спальники, бензопилу и ещё много вкусного) да ещё и подаренный Сашей Штином лодочный мотор, о котором издревле мечтали. Тем или иным способом были награждены все участники и особо хорошо призеры. Попавшие в аутсайдеры по техническим причинам северяне утешились шашлыком из четырех десятков куриц. В большинстве остальных команд никто не умел разделывать живых птиц. На разборе полетов прозвучало два взаимоисключающих желания. Первое, раз у нас прям такая вся из себя реальность, почему бы не разрешить использовать любое штатное снаряжение спасательных формирований, включая автомобили и спецтехнику. Второе, реальности бы поменьше, а то скала была плохо почищена, и мусор сыпался за шиворот при работе. Про скалу мы не согласились. Три спелеолога два дня вырубали с неё все живые и опасные камешки, мусор же вещь хоть и противная, но неопасная. А вот про автомобили обещали подумать и зажечь в следующем году.
В юности я надеялся жить на то, что я делал лучше всего. Но поскольку в мире нет спроса на онанизм, мне пришлось вернуться к моим способностям бас-гитариста. © Les Claypool

2007 год. Верхняя Сысерть – Сысерть – Тальков Камень – завод

Мы продолжали открывать новые горизонты. Командам разрешили использовать любую автотехнику для перемещения между этапами дистанции. При постановке и судействе проводившейся в том же самом месте областной «Школы Безопасности» для школьных команд удалось идеально вылизать и подготовить дистанцию. На Тальковом камне натянули тросовый троллей через всё озеро. Скалы и опоры подготовили на отлично. Плотина и слив. Добавили водолазные работы, для чего утопили машину. Организовали помощь при ДТП и тушение автомобиля, для чего одну машину сожгли, а другую разрезали. Для техногенных этапов был доступен целый заброшенный завод. Два этапа по промальпу один круче другого. И так далее. Ещё никогда постановка дистанции не была так легка и прекрасна. Отдельное спасибо тут начальнику Сысертского ПСО Толику Феофанову с соком мишек Гамми и его банде браконьеров-лесорубов. Введением в игру автотехники список новшеств не ограничился. Мы решили достичь полного погружения и полной реалистичности и посреди соревнований ввели новую вводную. При перебазировке на новое место КАМАЗ с представителями команд сломался посреди дороги. Место поломки удачно оказалось единственным участком, на котором не было сотовой связи. Командам пришлось выручать своих представителей из беды. Это была вершина творчества первой серии игр. Но уже появились тревожные звоночки. Во-первых, не только проведение, но и призовой фонд пришлось организаторам практически полностью формировать из личных средств. Страна находилась на подъёме и в этот чудесный период люди с деньгами предпочитали их вкладывать куда угодно, но не в соревнования спасателей и туристов. Во-вторых, все участвовавшие команды профессиональных спасателей из МЧС приехали на чистом энтузиазме. Министерство на уровне региональных центров больше не желало тратить средства даже на командировочные расходы для подготовки спасателей, хотя само участие и было полностью бесплатно. На уровне областных министерств ГО и ЧС начались разные конкурентные игры, в процессе которых были замечены факты преследования, например, руководителей пожарных за участие их подчиненных в чемпионатах мира по пожарно-прикладному многоборью. В этих условиях никто из молодого поколения погононосителей, и так изначально трусливых по должности, не хотел лишний раз подставляться. Это была вершина цикла. Дальше начался спуск. Все наработки применялись, но в основном упор перешел на подготовку спасателей общественников и нештатных спасателей. Профессиональным спасателям практически запретили участвовать в соревнованиях помимо многоборья спасателей. Ничего нового в вопросах подготовки временем не было востребовано. Так прошло 8 лет. Мир изменился, соревнования нет. У кого-то появились лысина, у кого-то седина. В жизнь вошло такое замечательное явление в мире как пенсия, что добавило уверенности в завтрашнем дне, но дополнительно ограничило возможности траты собственных средств на проведение соревнований. Появилось свободное время и стало как-то скучно.

Новая волна

В 2013-м году сначала прилетел, а потом к концу года был поднят нами со дна озера Челябинский метеорит. Мастерство не пропить, навыки поисковика работают даже под водой. Появился повод встретиться и очень плотно поговорить за жизнь со многими людьми с кем давно не пересекался. Вместе с поводом лично у меня появилась и возможность встречаться, поскольку Ханты-Мансийск как-то поднадоел, и мы всей семьей вернулись в Екатеринбург. Внезапно, при общении со штатными поисковиками появилось осознание, что их уровень подготовки не соответствует имеющемуся энтузиазму и желанию помогать людям. Забыты и совершенно не преподаются целые пласты знаний и навыков, наличие которых ещё 10 лет назад считалось само собой разумеющимся у спасателя или у туриста-инструктора. Поскольку это относится к той части умений, которая плохо поддается лекционному преподаванию, было решено радикально изменить формат соревнований. Год шли дискуссии, год велась подготовка. И вот в 2016-м году летом вышел проект нового уровня и формата «Уралспас-лидер».
Быть героем легче, чем быть просто порядочным человеком; ведь героем можно быть раз в жизни, а порядочным человеком нужно быть каждый день.

2016 год лето. Быньги – золотой прииск – аэродром – метеорит

Смена приоритетов. Дано – поставить дистанцию соревнований для непрофессиональных команд любого уровня. Цель мероприятия – научить в соревновательной форме приемам и способам спасения при природных катаклизмах и техногенных авариях. После долгих дискуссий пришли к выводу – главная задача научить. Каждый этап и каждая дистанция рассматривается в первую очередь с точки зрения получения участниками навыков, полезных в жизни, и только уже потом соревновательный момент для азарта. Первая попытка реализации дистанции нового формата была апробирована на территории лесной зоны между трактом Екатеринбург-Нижний Тагил и деревней Быньги. Для проверки было организовано две дистанции соревнований 10 часовая, так называемая «короткая» дистанция, и 26-ти часовая «длинная». Каждый этап проходил строгую проверку на безопасность исходя из возраста участников от 15 лет и рассчитан был в том числе на лиц старше среднего возраста с полным отсутствием какой бы то ни было физической подготовки. После презентации первичной версии дистанций было принято решение убрать две трети технических этапов. Цель коррекции обеспечить возможность прохождения всей дистанции большинству команд. При подготовке и проведении проекта «Уралспас-лидер» была серьезная финансовая поддержка от генерального спонсора. При проведении проекта были применены новшества: - два варианта работы на дистанции 10 и 26 часов, - установка приложений в смартфоны участников для отслеживания места нахождения каждой из команд в режиме реального времени, - постановка этапов с расчетом на возможность их прохождения командами не имеющими совершенно никакой подготовки превышающей уровень знаний по физике, математике и географии в объёме средней школы, - возможность прямо на месте этапа научиться правильным приемам его выполнения, например инструкции по работе с рациями на этапах связи. Общие выводы к проведенному проекту. 1. Возможно ставить дистанции для команд с минимальным уровнем подготовки с образовательными и соревновательными целями. 2. Профессионально подготовленные команды на данных дистанциях имеют минимальное преимущество, поскольку привычка к действиям по стандартным схемам, таким как использование GPS для навигации и сотовой связи для координации ведёт к утрате навыков поиска в условиях сложности выше среднего. 3. Команды с хорошей физической или профессиональной подготовкой полагаясь на запас сил не ищут более оптимальных путей решения задач и передвижения по лесу, что ведёт к потере темпа при реальных работах. 4. Уровень умений планировать поиск в лесу и работать с немасштабными картами и нестандартными данными крайне низок. 5. Лекции по теории и практике поисковых работ, когда-то входившие в стандартный курс подготовки спасателей и инструкторов по туризму, для большинства участников были как откровение и открытие секретов волшебства. 6. Привычка к работе в зонах действующего покрытия сотовой связи привела к утрате навыков и незнанию правил пользования радиосвязью даже профессиональными поисковыми отрядами. 7. Участникам сложно собрать команду из шести человек, если они не занимаются командными видами спорта. 8. Культурная программа для зрителей привлекает большой интерес и увеличивает в несколько раз количество интересующихся, однако при её проведении следует разносить место старта-финиша и площадку проведения программ на максимально возможное расстояние. 9. Любые попытки сделать дистанцию более интересной для СМИ, а не для участников портят дистанцию. 10. Наличие спонсора ведёт к необходимости подстраиваться под работу СМИ и понижает уровень дистанции. 11. Площадь используемая проектом на дистанции для неподготовленных команд должна быть как можно меньше и как можно сильнее ограничена естественными ориентирами. 12. Только судейская радиосвязь на закрытых частотах с репитерами позволяет контролировать ход событий. 13. Командам, в том числе неподготовленным, интереснее технически сложные этапы. 14. Команды готовы лучше пройти три очень интересных и сложных этапа, чем работать на легкой дистанции и пройти все этапы. 15. Необходимо предусмотреть проведение цикла подготовительных лекций и практических занятий до начала мероприятия. 16. Наивность некоторых участников изумляет. Подробности на uralspasleader.ru